"Фармдело": главврачу Балимбетову предъявили прослушку
  Вход/регистрация

"Фармдело": главврачу Балимбетову предъявили прослушку



"Фармдело": главврачу Балимбетову предъявили прослушку
"Фармдело": главврачу Балимбетову предъявили прослушку
6 октября 2020 | 99

Окончательно смутить свидетеля попытались прослушкой его переговоров.

До определенного момента показания свидетеля Балимбетова вопросов не вызывали. Он рассказал, что министры к совместным торгам его не принуждали, законом такие аукционы не запрещены и даже полезны – помогают снизить цену на продукцию. Сотрудники отдела закупок готовили технико-экономические задания (ТЭЗ) сами, с "Ульяновскфармацией" в это время не контактировали. К госструктуре у главврача претензий нет, лишнюю потребность ему не поставляли – "мы забирали только то, что нам нужно".

Проблемы у свидетеля начались, когда обвинение стало уточнять, как готовились ТЭЗы для аукционов. Балимбетов после серии вопросов сбился и заявил обратное: технико-экономические задания готовил МИАЦ (медицинский информационно-аналитический центр – прим. ред.). Пришлось вступить адвокату Ирине Хутаревой, которая заявила, что обвинение хитро задает вопросы.


– У нас получается противоречие. Вы на 100% уверены, что ТЭЗы приходили из МИАЦ? – уточнила Хутарева.

– Память подводит меня, но по совместным торгам отдел закупок ТЭЗы готовил, это более вероятно, – ответил Балимбетов.

– Ну вы уж определитесь! – возмутился уже судья Ильдар Хайбуллов. – Суду какие ваши показания принимать: сами или не сами? Фактически кто готовил?

– Готовили наши сотрудники по совместным торгам.

– А бывало, что МИАЦ готовил документы? – продолжал допрос судья.

– Нет.

– С чего вы это взяли тогда?

– Потому что была связь тогда между МИАЦ и отделом закупок на совместных торгах.

Прокурор Николай Косенков, почувствовав, что свидетель растерялся и плавает в показаниях, продолжил бомбежку вопросами.

– Были ли в ТЭЗах позиции, которые ваша больница не выставляла в заявке?

– Нет, это достаточно жестко контролировалось, потому что с той кредиторской задолженностью ничего лишнего не надо было нам.

– Обращались ли вы к Алабину (Андрей Алабин в 2017 году – директор МИАЦ), с вопросом о том, что в ТЭЗах есть позиция, которую ваша больница не использует?

– Нет, был разговор другого плана. Я помню, что нам пришел ТЭЗ с выкладкой, которая не соответствовала нашим лимитам. Причина была не в составе, а в денежном исчислении. Я говорил, что наши лимиты не позволяют [закупиться на такую сумму]. Он сказал, что это совместные торги, так что будете выбирать [по своей потребности]. Но те торги отменили.

– А на каком основании вы обсуждаете ТЭЗы с МИАЦ, если он не имеет отношения к их подготовке?

– Извините, я главный врач, и когда вижу, что мне звонят с отдела закупок и говорят, что у нас не соответствует по предоставленным лимитам, я должен был позвонить и спросить, я не могу подписывать такой важный документ.

Тут обвинение попросило зачитать прослушку разговоров Балимбетова и Алабина.

– Сейчас проведутся торги, там 90% вообще не нашего, абсолютно, – жалуется по телефону главврач.

– Так вы же выбирать это все не будете, – перебивает его Алабин. – Это же министр всем говорил: выбирайте соответственно со своей потребностью.

Косенков поинтересовался, почему такая разница в показаниях – в суде Балимбетов говорит, что лишнюю потребность в документы не включали, а в телефонном разговоре утверждал, что ненужных препаратов было 90%. Тут на помощь стушевавшемуся главврачу вновь пришла Ирина Хутарева. Она возразила, что вопрос обвинителя касается аукциона по лабораториям, а не по изделиям для реанимации. "Свидетель четко сказал, что в этом аукционе лишней потребности не было", – заявила она. Балимбетов в итоге отметил, что зачитанный разговор с Алабиным лишний раз доказывает, что они отслеживали лишнюю потребность и забирали только свое.

На этом свидетеля отпустили. Следующей была замдиректора ТФОМС Ольга Проньчагина. Защите было важно допросить ее, чтобы доказать свою точку зрения: потерпевшая сторона в деле определена неверно. Напомним, обвинение записало в пострадавшие минздрав Ульяновской области, но адвокаты считают, что это ошибка. Деньгами распоряжались сами медицинские организации, а бюджет их складывался из средств ТФОМС и собственного заработка. Денег минздрава тут не было. Допрос Проньчагиной вел Павел Дегтярь.

– Что является источником финансирования лечебного учреждения?

– Средства обязательного медицинского страхования. Ежегодно медорганизации в соответствии с федеральным законом заявляются на вхождение в систему ОМС.

– Кто финансирует и перечисляет средства лечебным учреждениям?

– Страховые медицинские организации.

– А минздрав перечисляет средства ОМС в лечебные учреждения?

– Министерство не перечисляет, они только могут у себя предусматривать межбюджетные трансферты.

– А кто является распорядителем средств, когда они поступают на счета лечебных учреждений?

– Сами медицинские организации являются собственниками, так как они их заработали заказами на медпомощь.

У прокурора Николая Косенкова тоже были вопросы.

– Само лечебное учреждение определяет, на какие направления будут расходоваться деньги?

– Лечебные учреждения утверждают план финансово-хозяйственной деятельности. Комиссия по разработке территориальной программы ОМС ежегодно распределяет объемы медпомощи, на эти объемы накладывается тариф и формируется общегодовое финансирование. Медорганизации на основании этих данных самостоятельно распределяют в рамках хозяйственной деятельности лимиты на те статьи, которые им необходимы.

– А с кем план утверждается или согласуется?

– Подписывается руководителем и согласуется с минздравом.

Адвокат Ольги Кузнецовой Ирина Кочергина заявила, что показания Проньчагиной подтвердили озвученные ею ранее доводы о том, что потерпевший в деле определен неверно.

– Суду не представлено ни одного доказательства, что минздрав со своего счета платил по контрактам и договорам, приобщенным к делу в качестве доказательств. В деле нет ни одного аукциона, где закупщиком выступает минздрав, – заявила Кочергина. На основании этого она попросила суд отклонить иск минздрава о взыскании с подсудимых якобы похищенных 12 млн рублей. Ходатайство будет разрешено позже.

В этот день допросили также заместителя главврача детской горбольницы Ульяновска Татьяну Ефимову. Она рассказала, что положительно относится к совместным торгам, потому что на отдельные закупки зачастую не выходили поставщики. Кроме того, такие аукционы якобы быстрее – этим заявлением Ефимова пошла вразрез с мнением большей части допрошенных главврачей, которые основным минусом совместных закупок называли именно их длительность. Ефимова также рассказала, что после ареста Рашида Абдуллова за два года в больнице прошло более 20 различных проверок.


Источник : https://73online.ru/

Считаешь эту страницу интересной? Поделись со всеми


Комментариев пока нет.


Добавить комментарий!